folksland_news (folksland_news) wrote,
folksland_news
folksland_news

Партия "Яблоко": "Протест - это последний способ, когда нет никаких других"

В преддверии акции протеста 22 мая Folksland.net связался с руководителем Политического управления партии “Яблоко” Михалёвой Галиной Михайловной и взял у неё интервью.

Ф. Алло, Галина Михайловна?
Г.М. - Да, это я.

Ф. - Здраствуйте, вас беспокоят с информационного портала Folksland.net, хотелось бы задать вам пару вопросов, если вы не против.
Г.М. - Да, конечно, я готова отвечать.

Ф. - Наш ресурс участвует в компании, освещающей события в Кузбассе, поэтому хотелось бы задать несколько вопросов по этой теме. Союз жителей Кузбасса выступил с обращением ко многим политическим организациям России, в том числе и к вашей. Готова ли ваша организация откликнуться на призыв Кузбассцев?
Г.М. - Вы знаете, это очень странное обращение, потому что никто не берёт ответственность за него на себя, и непонятно, кто это сделал. Специалисты, которые работают давно уже в Кузбассе, сказали мне, что по стилистике не похоже, чтобы это обращение сделали шахтёры. Вообще, шахтёров мы поддерживаем, у нас уже было заявление на эту тему, но по моему глубокому убеждению, политика должна быть открытой. Невозможно поддерживать анонимные обращения.

Ф. - Скажите, а вы его читали, это обращение?
Г.М. - Да, я его читала.

Ф. - Если не вдаваться в детали, кто его написал, то те вещи, о которых говориться в обращении, к ним какое отношение?
Г.М. - Часть требований, которые сформулированы там, достаточно адекватна, часть требований очень странная, а часть в некоторых регионах может играть просто провокационную роль. Потому что если повториться история с избиением, которая была там, то ничего хорошего из этого не будет. Должна вам сказать, что за всю историю шахтёрского движения это, так сказать, первая кровь. Первый раз, когда покалеченные с той и с другой стороны. Два ОМОНовца получили травмы, и 16 человек, перекрывавших дорогу, получили травмы. И это для нашей страны очень опастно. Представте себе, если такое начнётся одновременно в ряде регионов. Мы такие события помним, например, тот же город Благовещенск. Не Благовещенск дальневосточный, а Благовещенск в Башкортостане, «избитый город» так называемый, где треть людей прошли через фильтрационные пункты. И нам это надо?
Поэтому вот с такими вещами надо быть поосторожней. И в этом смысле я не очень понимаю организацию «Солидарность», которая не разобравшись, тут же кинулась поддерживать это заявление. Просто серьёзные политические силы и серьезные общественные силы никогда не скрываются ни за какими анонимными обращениями.

Ф. - Понятно. Скажите, а «Яблоко» планирует оказывать какую-либо помощь жителям Кузбасса? Ну там информационную, в виде акций?
Г.М. - Мы уже поддержали их заявление, у нас в понедельник будет встреча со специалистами, которые сейчас там находятся, специально вылетели, чтобы в ситуации разобраться. Конечно, мы всегда сотрудничаем с независимыми профсоюзами, по настоящему независимыми, свободными профсоюзами, и стараемся чем можем помогать. Поддерживаем забастовки, у нас такое не один раз бывало, например вот цементный завод бастовал в Рязанской области, мы туда ездили, поддерживали их. Ну просто знаете, наши профсоюзы, они партии не очень любят, они стараются как-то подальше от всех партий держаться, подчёркивают свой неполитизированный характер, у нас ведь не Польша.

Ф. - Вот вы сказали, что «Солидарность» поддержала обращение безрассудно. А вы не знаете, кто нибудь ещё поддержал это заявление?
Г.М. - Из того, что я в интернете видела вчера и сегодня, я видела только «Солидарность». А самих шахтёров, насколько я знаю, поддержало большинство партий. Коммунисты, я видела, поддержали. Вообще они, парламентские партии, обсуждали в Думе эту ситуацию, потому что конечно с этим надо что-то делать. Это, кстати, и для власти опасно, потому что первые, кто организовал общероссийскую забастовку в 92м году, это как раз были шахтёры. Помните, Ельцин ещё тогда лично обещал лечь на рельсы?

Ф. - Да, конечно помню.
Г.М. - То есть, вот такие события, когда начинаются столкновения с властями, они рабочую среду очень быстро политизируют. Но видимо наши власти по другому делают, они пытаются повторить Пикалёво. Потому что тут же к ним и Тулеев поехал, тут же с ними и Путин стал разговаривать, тут же им пообещали поднять зарплаты, но ведь понимаете, невозможно каждую акцию протеста затыкать таким образом, если их будет много. Надо менять систему как-то. Я думаю, наши власти начинают осознавать это.

Ф. - Возможно. Скажите, а каково ваше отношение к заявлению Алексея Дымовского о необходимости обьединения всех политических сил для оказания помощи шахтёрам? Вы поддерживаете это заявление?
Г.М. - А зачем, чтобы оказывать помощь, с кем-то объединяться? Каждый может напрямую с ними взаимодействовать, это не митинг, не демонстрация. Здесь другого типа событие. Например, всем надо обьединяться для того, чтобы бороться за честные, чистые выборы. Вот это я понимаю. Или организовывать работу наблюдателей на выборах. Или всем надо объединяться, чтобы провести Марш за Свободу слова, или Марш на Останкино, как мы делали лет пять-шесть назад с коммунистами. Это понятная цель, а объединяться для того, чтобы помочь Междуреченску, это странно.В общем, надо прежде всего спросить у самих шахтёров, какой вид помощи им нужен и согласны ли они на неё. А они люди самостоятельные, независимые, я не знаю, как они отреагируют.

Ф. - Скажите, если будет создан некий координационный общероссийский протестный центр, вы готовы принять участие в его работе?
Г.М. - Я честно не понимаю, что такое всероссийский протестный центр и протестный центр чего? Здесь надо разбираться, и зависит всё во-первых, от того, какие цели, и во-вторых, как это будет реализовываться на практике. Потому что у нас есть целый ряд таких деятелей, которые бегают на любую протестную площадку и громко там кричат, а кончается это только тем, что кроме самопиара ничего не получается, и людям при этом не помогают. Самое главное, это помочь людям и как-то повлиять на решения власти, которые улучшат их положение, а не протестные акции организовывать. Протест - это последний способ, когда нет никаких других. В этом смысле переговоры значительно лучше.

Ф. - А тогда какие способы вы видите?
Г.М. - Способы общественного давления на власть, чтобы они изменили условия труда шахтёров, - это реально действующие профсоюзы, изменение Закона о трудовых спорах, который будет разрешать забастовки. Сейчас у нас забастовки практически запрещены. И поддержка профсоюзов шахтёров. Кстати, это касается не только шахтёров, а и других отраслей тоже.

Ф. - То есть вы считаете, что возможны реальные механизмы давления на власть?
Г.М. - Конечно, реальные механизмы возможны. Просто эти механизмы сейчас были запущены в обратную сторону. Как колесо в обратную сторону крутится, и машина едет назад. Всё это у нас существовало в начале 90-х годов, а потом всё это было свёрнуто, потому что власти думают, что люди наши крепостные, и должны работать на них. И, соответственно, запрещают любые формы выражения собственного мнения и требований. Получается этакая «скороварка». Потом этот пар срывает крышку и люди начинают захватывать администрации, перекрывать федеральные трассы или железную дорогу. Вместо того, чтобы решить конфликт цивилизованным путём, как это делается во всём мире, кстати.

Ф. Понятно. Спасибо большое за ваши ответы.

Данный материал опубликован на сайте Folksland.net. При копировании ссылка на первоисточник обязательна.
Tags: Кузбасс, Междуреченск, Партия Яблоко, протест, шахтёры
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments